[Список Лекций] [Воспоминания о Владиславе Владиславовиче Воеводском] [Воеводский – учитель] [<<] [<] [^]

Воспоминания о Владиславе Владиславовиче Воеводском

Воеводский – учитель

Воеводский В. В. со студентами-химиками

Вера в человека, в его творческий и жизненный потенциал, опора на все хорошее, что есть в каждом человеке, доверие к людям – все это в высшей степени было свойственно Владиславу Владиславовичу Воеводскому.

Помню такой случай. Студентка Н. очень добросовестная и старательная, никак не могла сдать зачет по химической термодинамике Е.С. Рудакову. Все ее многократные попытки заканчивались неудачей. Елисей Сергеевич, преданно любивший свой предмет, страшно негодовал, считая Н. совершенно неспособной к восприятию термодинамических абстракций, и поставил перед Владиславом Владиславовичем вопрос об отчислении ее из университета за неспособность к наукам. После многих переговоров с обеими сторонами было принято решение перевести студентку Н. на вечернее отделение.

Проходит два с половиной года. Идет заседание ГЭК. Дипломные работы защищают студенты-химики вечернего отделения. Председательствует академик Н. Н. Ворожцов. Николай Николаевич – любитель острой полемики, неожиданных вопросов «с подвохом». Атмосфера горячая.

Объявляется защита студентки Н., и в это время в аудиторию входит В. В. Воеводский с делегацией иностранных ученых. Они хотят посмотреть и послушать, как у нас проходит защита дипломных работ. Не на шутку встревожившись, пишу Владиславу Владиславовичу записку, что сейчас будет защищаться та студентка Н., которую чуть было не исключили из НГУ за неспособность к наукам. В ответ Владислав Владиславович весело отмахнулся.

Нина Н., еще так недавно робевшая под суровым взглядом Е.С. Рудакова, сейчас свободно, не стесняясь, четко, ясно докладывает свои результаты. Так же четко, со знанием дела отвечает на вопросы, в том числе и «провокационные» Н.Н. Ворожцова.

Комиссия ставит «отлично», я вздыхаю с облегчением, и тут Владислав Владиславович оборачивается к нам с Елисеем Сергеевичем и показывает язык: «Что, мол, съели?».

Вот таким он и остался в нашей памяти: верящим в человека, задорным, неунывающим, веселым.

Как и во всяком большом деле, которое только начинается, не обошлось у нас без огорчений и неудач. Одним из таких неприятных моментов были случаи кражи денег в комнатах студентов, сразу после заселения общежития №4.

Владислав Владиславович считал, что все теневые стороны лучше изжить, если придать им гласность и заставить прозвучать голос общественности. Так был создан на факультете товарищеский суд, который провел два заседания: при большом стечении народа разбирались два случая кражи денег. Решение – исключить обоих студентов. Требование общественности было поддержано деканом. Случаи воровства больше не повторялись.

Каждый новый набор студентов первого курса начинал свою учебу в НГУ с общего собрания, где обязательно выступал декан – академик В.В. Воеводский. Говорил он увлекательно, живо, интересно. Речь в основном шла о будущем труде ученого-исследователя, труде, который не знает ни выходных дней, ни отпусков, не может быть ограничен рамками рабочего времени. Это труд, который требует от человека максимальной отдачи при абсолютной честности и добросовестности. Владислав Владиславович четко предупреждал, что путь в науку будет накрепко закрыт всем, кто рассчитывает на списывание, обман, подделку. На моей памяти были исключены из НГУ трое студентов: один за подделывание зачета по английскому языку и двое за списывание чужих данных и расчетов в лабораторном практикуме по физической химии. Разрешалось ошибаться, искренне заблуждаться, отстаивать любую невероятную, но свою теорию, но совершенно не допускались обман, плагиат, нечестность в учебе, а, следовательно, и в будущей научной деятельности.

Необходимо особо сказать о том, с какой любовью растил В.В. Воеводский научную молодежь. Были организованы научные студенческие общества химического и биологического отделений. Заседания НСО проводились каждый месяц, обычно в одной из учебных аудиторий или холле 4 общежития. Владислав Владиславович требовал, чтобы в работе этих научных семинаров принимали участие преподаватели кафедр и научные сотрудники институтов СО АН, в которых были выполнены работы. Часто сам бывал на заседаниях, и тогда дискуссии были особенно интересными. На одной из наших летучек при обсуждении вопроса об НСО кто-то пожаловался, что темы докладов бывают слишком специфическими, затрагивают очень узкие проблемы и участвовать в дискуссии трудно. Владислав Владиславович внимательно выслушал эти замечания и преподал нам урок, как, не зная тонкости какого-то дела, можно рядом вопросов проявить большую заинтересованность к предмету дискуссии, тем самым вдохновить студента на дальнейшую творческую работу. Главное – не быть равнодушным, проявить интерес к докладчику, его работе, дальнейшим планам. Это поможет человеку поверить в себя, в свои силы.

При В. В. Воеводском формировали мы и первый студенческий стройотряд. По каким-то очень важным причинам Владислав Владиславович не смог присутствовать на общем комсомольском собрании факультета, где как раз обсуждалось: где, когда, куда, зачем, для чего? Однако накануне Владислав Владиславович вызвал к себе меня и секретаря бюро ВЛКСМ и попросил продумать все до мелочей, чтобы не пустить собрание на самотек.

Секретарем бюро ВЛКСМ была Роза Мясникова – очень ответственный, деловой и обязательный человек. Она подробно рассказала о деловой стороне дела: куда едем, сколько будут платить, какая будет спецодежда, где жить, какие будут премии, спортинвентарь и т.д. Чувствую - огонька нет. Какая-то меркантильная атмосфера. Только собралась я выступать, на кафедру стремительно поднялась Оля Ханеева, студентка 5-го курса, комсорг. Речь ее была порывом. Она сказала главное: что отряд студенческий – это вовсе не сдельно-прогрессивная оплата труда, а дружба, товарищество, бескорыстная помощь Родине, это ответная дань за то, что она дает нам, студентам возможность бесплатно учиться, получить образование и т.д. Так хорошо сказала, что добавить уже было нечего.

С большим вниманием относился Владислав Владиславович к индивидуальным беседам со студентами, преподавателями и сотрудниками факультета. Его приемы по личным вопросам редко ограничивались по времени. Иногда затягивались до полуночи. Шли к Владиславу Владиславовичу все, кто имел неустроенность в жилье, семье, работе, учебе. Искренность и прямота, доверие и доброжелательность, стремление помочь людям привлекали к нему всех, кому нужна была помощь в решении трудных жизненных ситуаций.

Добрую, светлую память оставил о себе Владислав Владиславович Воеводский, и не только как крупный ученый, талантливый организатор и педагог, но и как человек большой души, большого человеческого обаяния, той редкой простоты обращения, которая присуща только исключительно одаренным лицам.

Селицкая Н.Д. Вера в человека // Университетская жизнь. 1985 от 5 февраля, № 4-5

[<<] [<] [^]