[Список Лекций] [Воспоминания о Владиславе Владиславовиче Воеводском] [Воеводский – декан ] [^] [>] [>>]

Воспоминания о Владиславе Владиславовиче Воеводском

Воеводский – декан

Воеводский В. В.

«…Факультет тогда был большой: химики, биологи, геологи – дневное, вечернее отделения. Все начиналось с нуля. Объем предстоящей работы, казалось, был просто необозрим. Владислав Владиславович умел, как никто другой, найти, объединить вокруг себя людей, готовых работать (ради идеи) день и ночь, не за страх, а за совесть. И всегда опирался на коллектив, на общественные организации.

В январе 1963 г. все химические и биологические кафедры разместились в левом крыле главного корпуса НГУ. За месяц были оборудованы лаборатории, химики и биологи 4-го года обучения получили возможность работать в самых современных, оборудованных по последнему слову техники практикумах.

Естественно, что с течением времени необходимо было обновлять практикумы, а средств у НГУ было мало. По инициативе В.В. Воеводского Президиум СО АН СССР принял решение, согласно которому все химические институты СО АН взяли обязательство оказывать ежегодную материальную помощь кафедрам ФЕН. И до 1967 г. мы получали от них посуду, химреактивы, приборы.

Началась большая, кропотливая работа по совершенствованию учебных программ и методов обучения, по налаживанию учебной и воспитательной работы кафедр.

В.В. Воеводский был сторонником глубокого физико-математического образования студентов-химиков и биологов. На методических комиссиях отрабатывались программы по физике и математике, без которых невозможно современное химическое образование.

Не проходило ни одного совета ФЕН, где бы не возникало дискуссий между «физиками» (сторонниками усиленной физико-математической подготовки) и старыми классическими химиками и биологами. Особенно резкими, полемическими были выступления профессоров-химиков: Н.Н. Ворожцова, Л.М. Волштейна, В.М. Шульмана. Они выступали за математику и физику в размерах, не ущемляющих химического образования студентов. Абсолютное знание свойств веществ и умение работать с ними считалось необходимым для будущего химика. Эти споры помогли наивыгоднейшим способом скомпоновать физико-математическое и химическое образование в университете.

Общие курсы читались 3,5 года, и это позволило в полном объеме дать хорошие лекционные курсы и практикумы по неорганической, физической, аналитической и органической химии.

Работа кафедр не выходила из поля зрения декана. Их отчеты регулярно заслушивались на заседаниях совета ФЕН. Была заведена хорошая традиция – кафедры кроме учебной, научной и методической работы обязательно планировали воспитательную работу со студентами во внеучебное время. Для того чтобы избежать дублирования, все младшие курсы были распределены между кафедрами, ведущими основные профилирующие дисциплины. Общественные организации: партийная, комсомольская, профсоюзная имели верных помощников в лице кафедр.

По инициативе В.В. Воеводского был создан также институт кураторов на факультете. Они назначались из числа преподавателей кафедры, закрепленной за данным курсом. Обязательным было требование, чтобы куратор имел учебные занятия в своей группе. В этом случае общение преподавателя со студентами было регулярным, ненадуманным, неформальным.

Особое внимание уделял В.В. Воеводский кадрам как в производственной, так и в общественной работе. Обладал при этом огромной интуицией, которая его практически никогда не подводила. Приведу только несколько примеров. Осень 1963 г. выдалась на редкость дождливой. Весь сентябрь шли проливные дожди, а у факультета - первая в жизни «картошка». Помню, я была немало удивлена, когда на очередной оперативке Владислав Владиславович предложил назначить ответственным за уборку картофеля студента-биолога, грузина Гурама Н. Мне казалось, что в Грузии картошка не растет и вряд ли он может достаточно хорошо выполнить эту работу. Однако Гурам показал такие способности, такой характер и деловую смекалку, что вскоре все наши сомнения рассеялись.

Этой же осенью строители должны были сдать в эксплуатацию общежитие №4. Сроки сдачи затягивались. На очередной оперативке Владислав Владиславович предложил для ускорения хода строительных работ создать приемочную бригаду из студентов 5-го курса. В задание бригады входило: ежедневный вечерний осмотр этажей с записью всех недоделок, перечень тех, которые могли быть устранены силами студентов, распределение этих работ между ребятами. Бригадир ежедневно докладывал декану о делах. К концу сентября (времени возвращения первого курса с полевых работ) жилые помещения были приняты комиссией с хорошей оценкой. Оставалось завести и расставить мебель.

Эту работу Владислав Владиславович поручил группе студентов сильно провинившихся дисциплинарно. Ребятам грозило исключение из НГУ. Право остаться в университете они должны были заслужить самоотверженным трудом. Прихожу однажды поздно вечером в общежитие проверить, как идут дела. Стоит под проливным дождем грузовая машина с сетками от кроватей. Наши «штрафники», промокшие насквозь, таскают их на пятый этаж. Жалко стало парней, говорю: «Давайте попросим студсовет помочь». «Нет,- говорят они,- сделаем все сами». Не стала настаивать – уговор есть уговор. Хорошие потом из них получились студенты.

Селицкая Н.Д. Вера в человека // Университетская жизнь. 1985 от 5 февраля, № 4-5

[^] [>] [>>]