[Справочник] [Справочные статьи] [Живое слово ветерана]

Живое слово ветерана

Живое слово ветерана // За науку в Сибири № 17, 8 мая 1980 года

35 лет отделяет нас от того дня, когда победоносно завершилась Великая Отечественная война, но интерес к ее истории, ее участникам не ослабевает. Об этом говорят и результаты научных исследований: к настоящему времени по различным аспектам войны увидело свет более 20 тысяч публикаций (статей, монографий, брошюр и т. д.). Издано около тысячи мемуаров, не говоря уже о художественной литературе, фильмах и т. д. Тема войны, тема Победы советского народа неисчерпаема. Причину такой актуальности очень хорошо вскрыл Леонид Ильич Брежнев. «Время, – сказал он, – отдаляя от нас военные годы, позволяет глубже и полнее оценить бессмертный подвиг воинов, принявших смерть во имя жизни, во имя свободы, во имя независимости и чести любимой Родины, во имя социализма».

В Новосибирском государственном университете имени Ленинского комсомола военно-патриотическому воспитанию уделяется большое внимание. В НГУ, например, создан совет ветеранов. Установлены связи с советом ветеранов 96-й гвардейской сибирской дивизии. Энтузиастами этой работы выступили молодые преподаватели: В. В. Мурахтанов – заместитель декана физического факультета, и М. В. Шиловский – ассистент кафедры истории КПСС. Вместе со студентами они организовали и провели четыре велопохода (по 1500 километров каждый) по местам боев 96-й гвардейской дивизии, встречаясь с участниками боев, очевидцами войны. В 1980 году студенты выступили инициаторами проведения в Новосибирской области поисковой операции «Память», посвященной 60-летию освобождения Сибири от белогвардейцев и интервентов, она будет продолжена и в этом году силами студенческих строительных отрядов.

Сегодня мы рассказываем об очередной встрече ветеранов войны со студентами: теми, которые поедут летом по местам боев впервые, и с теми, кто уже тысячи километров исколесил по военным дорогам.

На встрече присутствовали участники Великой Отечественной войны: доктор исторических наук, профессор Д. М. Зольников, доценты Л. С. Бочарова и Б. Н. Лапин, П. П. Головачев – ветеран 96-й гвардейской дивизии сибиряков, боевой путь которой изучают студенты НГУ.

Встреча была не совсем обычной, и ветераны выглядели торжественно, потому что проходила она накануне замечательного праздника – 35-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Вопросов к ветеранам было много.

- Какой эпизод Великой Отечественной войны запомнился наиболее ярко?

Б. Н. Лапин: Мне, например, вспоминается первый пленный. Мы стояли под Москвой и подбили немецкий самолет. …Рослый, красивый фельдфебель вызывал у нас сначала только любопытство. Мы его молча разглядывали, так как говорить по-немецки никто не мог. Наконец наш старший кое-как начал говорить с ним, но фриц по-русски предложил нам сдаться в плен, как представителю «непобедимой» германской империи, обещал сохранить нам жизнь… И тут мы почувствовали к нему настоящую ненависть, ненависть ко всем завоевателям, посягнувшим на нашу землю.

П. П. Головачев: Три года на передовой… Моим оружием была песня, так как в годы войны мне довелось быть руководителем ансамбля 96-й гвардейской дивизии, а потом хормейстером 28-й армии. Вспоминается мне случай, как однажды, когда между нами и немцами нейтральная полоса была метров 120, мы слышали, как немцы кричат: «Рус, «Катюшу» сыграй!» Поставили мы пластинку, проиграли… В ответ – гром аплодисментов. Не успели они еще замолкнуть, как заговорили наши настоящие «катюши».

Или вот еще… Накануне 1942 года в период затишья на передовой мы пошли поздравлять наших бойцов. Наш запевала за шесть часов исполнил 56 песен в сырых, холодных землянках и ни разу не сфальшивил. Вот это – героизм работника культуры.

Л. С. Бочарова: День Победы… Мы, конечно, ждали этот день. И всё равно сообщение застало нас врасплох. Была ночь. Но что тут началось! Радость опьянила всех: повыскакивали кто в чем и устроили салют из всех видов оружия. А утро, хотя и после бессонной ночи – стали приводить себя в порядок. Пришла раскованность, наплыли воспоминания… И может, первый раз за войну мы увидели, что небо синее и трава зеленая… Это было севернее Берлина.

- Война – это не только боевые действия, потери и победы. Хотелось бы услышать о характерных элементах фронтового опыта. Как, например, жили бойцы в перерывах между военными действиями?

Д. М. Зольников: Военный быт – это прежде всего окопы да землянки. Да еще бани фронтовые. В перерывах между боями читали письма, газеты. Писали родным и друзьям. Приезжали к нам концертные бригады – это было событие. Иногда три-пять человек от батареи отпускали в кино в деревню километров за семь–восемь. Потом недели две слушали рассказы об этом.

Весной 1943 года я делегатом от дивизии поехал в Москву на неделю. Мы считались шефами Свердловского района столицы – защищали город с этой стороны. Поселили нас в гостинице, днем возили на митинги, вечером – на концерты, кормили вкусным ужином, спали мы в настоящих постелях – чудно это было – мы уж к этому времени разучились спать раздевшись. Когда я возвращался назад, приснилось мне в поезде, что я всё еще в этом раю, да и полетел я с верхней полки…

Б. Н. Лапин: Мы стояли под Москвой в Кузьминках и наши шефы-москвичи регулярно снабжали нас билетами в кино и театры. А награды нам вручал в Кремле сам М. И. Калинин.

Почта в то время хорошо работала. Но писать во время боев некогда было. Зато в перерывах успевали. Мы с матерью переписывались стихами. Может, это были и не совсем стихи, но получалось в рифму. Я ей писал, что обязательно вернусь живым и стану геологом. От нее узнавал о своих друзьях, их адреса.

Л. С. Бочарова: Мужчинам трудно было, а женщинам – в сто раз труднее. В начале войны нам выдали мужское обмундирование, обувь 40-го размера – меньше не было. Помню, на Северном Кавказе земля после дождей жирная, идешь, а ботинки остаются в земле. И обмотки не удерживают, приходится руками вытаскивать.

- В апреле исполнилось 50 лет со времени учреждения ордена Красной Звезды. В годы войны этим орденом награждали за особое мужество…

Д. М. Зольников: Орденом Красной Звезды я был награжден в 1942 году. Бои шли за город Ржев. Очень тяжелые бои. Мы держали сильную немецкую группировку, не давая им снять ни одного солдата для Сталинграда. Это об этих боях написано А. Т. Твардовским стихотворение «Я убит подо Ржевом»…

Молодое поколение должно знать, что за каждый метр отвоеванной у врага земли мы платили кровью наших бойцов. Например, в одном только бою под Шауляем моя батарея потеряла 80 убитыми и ранеными. И это в 1944 году, когда наши пушки стояли буквально колесом к колесу.

Б. Н. Лапин: Я получил орден за содействие в освобождении города Запорожье. Бои шли жестокие. Город штурмовало несколько дивизий и мой вклад в него – более чем скромный. Я рассчитал и организовал постановку дымовой завесы так удачно, что наши танки под ее прикрытием ворвались непосредственно в город.

- Назовите существенные черты характера вашего современника – участника войны.

П. П. Головачев: Главная черта моего современника – дисциплинированность, основанная на высоком сознании. Я бы это хотел подчеркнуть. Надо – значит, надо. Это было в нас так же, как желание есть. Иначе бы нам не победить.

В беседу включились студенты – участники велопоходов по местам боев.

А. Шемякин: Я участвовал в нескольких велопоходах. Самые сильные впечатления – встречи с ветеранами. Люди вспоминают войну такой, какой они ее видели. В украинском городе Шахты мы навестили ветерана 96-й гвардейской дивизии товарища Никуленко. Он посоветовал зайти к его соседу Милованову. Услышите, говорит, очень интересную историю. Восемнадцатилетний боец Милованов воевал всего один месяц в 1943 году. Выручая своих товарищей, он закрыл собой вражеский пулемет. Его посчитали убитым. Но на другой день он очнулся. Санитары подобрали его, отправили в госпиталь. У него было восемнадцать ранений. Что это, если не подвиг? Но Милованов человек скромный. Он считает, что воевал так мало, что не имеет права называться ветераном, добиваться этого звания официально ему неловко, а документов у него никаких нет.

И сколько еще осталось таких вот непрочитанных страниц истории войны!

Р. Абдулин: Проезжая по местам боев в Польше, ГДР, Белоруссии, мы как будто заново знакомились с войной. В Белоруссии нас больше всего поразило обилие памятников, мемориалом, холмов с надписью «Здесь похоронен неизвестный солдат», братских могил – почти на каждом километре – метка войны. На вспаханном поле мы увидели посредине две березы и надпись: «Эти две березы – участницы войны».

Как известно, история Великой Отечественной войны является предметом острой идеологической борьбы в связи с попыткой западноевропейских и американских буржуазных историков извратить ее характер, ход, значение, вклад советского народа в дело Победы.

Как вы оцениваете опыт совместной борьбы советского и американского народов против сил фашизма? Что вы можете сказать о поставках под лендлизу?

Л. С. Бочарова: Второй фронт воспринимался нами очень трудно. Все мы, конечно, приветствовали создание антигитлеровской коалиции и понимали необходимость объединения всех сил земного шара в борьбе против нацизма. Но бойцы с раздражением говорили о постоянных задержках с его открытием. Что касается поставок боевой техники, то она стала появляться уже после того, как мы сломали хребет гитлеровской военной машине и погнали фашистов на запад.

Н. Б. Лапин: Я поддерживаю Луизу Стефановну по поводу времени поставок. Техника нам в бригаду стала поступать уже после Сталинграда, а до этого вся тяжесть ложилась на нашу материальную часть. Были у нас в бригаде английские танки «Матильда», «Валлентайн» – они вызывали смех у наших бойцов и очень быстро выходили из строя из-за слабого бронирования, неповоротливости, небольшой скорости и малой проходимости. Лучше нашей прославленной «тридцатьчетверки» ничего не было.

- Говоря о войне, нельзя не затронуть проблему интернациональной миссии советских вооруженных сил. Как сейчас население освобожденных нашими войсками стран чтит память своих освободителей?

А. Колесников: Когда люди узнавали, что мы не просто велотуристы, а едем по местам боев – они восхищались. В Польше и ГДР очень много памятников войны. Почти в каждой деревне, в каждом местечке есть памятники воинам-освободителям. За ними искренне ухаживают. Встречали нас всегда хорошо – и свидетели войны, и молодежь. Люди чтут память советских воинов, помнят об их подвиге. Например, во многих польских школах учебный год начинается с рассказов учителей о советских солдатах, павших при освобождении того или иного города.

- Какую роль, на ваш взгляд, играют ветераны в процессе военно-патриотического воспитания на современном этапе?

Н. Герасименко: Я думаю, что живое слово ветерана не могут заменить книги, фильмы, научно-исследовательские работы. Такое общение нам необходимо.

П. П. Головачев: Работу ветераны ведут большую, и я думаю, что мы можем еще много сделать для воспитания нашей молодежи, особенно сейчас, учитывая сложную международную обстановку. Мы должны держать наш порох сухим и воспитывать нашу молодежь в духе преемственности героических традиций советского народа.

Встречу за «круглым столом» подготовили: В. Мурахтанов, кандидат физико-математических наук; М. Шиловский, кандидат исторических наук; В. Садыкова, наш корреспондент.