[Список Лекций] [Воспоминания о Спартаке Тимофеевиче Беляеве] [С.Т. Беляев – учитель] [<<] [<] [^] [>] [>>]

Воспоминания о Спартаке Тимофеевиче Беляеве

С.Т. Беляев – учитель

С.Т. Беляев на лекции

Бывают ли большие ученые маленькими учителями? Четкость исследовательской мысли порождает четкость построения учебного курса. Природа четкости и ясности везде одна и та же. У Беляева много учеников. И не только в науке. Его учениками считают себя и физики, и люди, далекие от физики. Ученики – предмет его гордости и заботы. Но самое трудное, считает он, найти этих учеников, ведь нет никаких шаблонов. Талантливый человек тем и выделяется, что не похож на других, не подходит ни под какие шаблоны.

Умеющие летать – великодушны, они предполагают крылья и у тех, у кого их нет. Но, болея очередной ошибкой, они уже снова увлекаются и дарят другим свои надежды. Многие оправдывают эти надежды.

Он держится одинаково и говорит одинаково и со студентом и с академиком. В этом один из признаков интеллигентности. Как признак холопства – применять двойной стандарт в отношении людей, находящихся в различном общественном положении.

К людям, которые работают хорошо, много, азартно, Беляев испытывает красивое чувство доверия и сдержанной личной благодарности. «Красивых» чувств терпеть не может. Отказывает наступательно, смотря прямо в глаза. Поддерживает сдержанно, отводя глаза в сторону, опасаясь «излияний». Не приемля сантиментов, становится саркастичен. Когда в 78-м прочувствованно провожали его в Мальцевской, ответное слово начал так: «У нас, когда провожают, такого наговорят, что потом встречаться неудобно».

Тот, кто по необходимости или по осторожности вступает с ним в спор, вполне законно может требовать молока за вредность. Приходится иметь дело с яростным фехтовальщиком, который, великолепно зная правила игры, и глазом не моргнет нарушить их, а то и дубиной хватит. Для него нарушение правил – в рамках правил. Для него спор – не дело самолюбия или техники, а жизненное дело.

Он легко применяется к точке зрения противника, но только для того, чтобы перетащить противника на свою.

Но если о чем-то договорились, то это намертво.

Один из крупных физиков сказал примерно так: автор, уверенный в своих силах. Сам воюет со своим предметом, систематически излагает его, а результаты собственного анализа сравнивает с положениями, выдвигаемыми другими авторами, лишь после того, как он самостоятельно выработал и провел в жизнь свою точку зрения.

Уверенный в своих силах, Беляев поступает так, как ученый. Как ректор он поступал так же. Он всегда полон идей. Это его рабочее состояние.

Он постоянно ищет единомышленников, единоверцев. Он отбрасывает свои идеи, когда они не находят отклика в людях. Один раз, настроенный лирически, был особенно откровенен:

Надо сеять. Если всходит – помогай, расти. Не всходит – не суетись. Не стоит суетиться.

Сравнить его с садовником - получится бедно и неточно. Беляев несет в себе иной масштаб. Если он и похож на садовника, то не в духе… Экзюпери, а в духе космических рассказов Рэя Бредбери, где так естественно слиты воедино видения одуванчиков и звезд. Физики как никто чувствуют глубокое единство микро- и макромира…

В.А. Миндолин. Спартак. Университетская жизнь. 1983, №3. 1 нояб

[<<] [<] [^] [>] [>>]