[<<] [<] [>] [>>]

Ректоры НГУ

ВРАГОВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ

Врагов В.Н.

Ректор НГУ с 1993 по 1997 год

В Новосибирск Владимир Николаевич Врагов – ректор НГУ в 1993–1997 годах – попал, будучи школьником. Еще в 1961 году он познакомился с НГУ и с Академгородком, где учился на программиста. Поэтому, когда поступил в Новосибирский университет, чувствовал себя здесь, как дома.
Он учился в НГУ в те золотые годы, когда в университете преподавали талантливые ученые М.А. Лаврентьев, А.В. Бицадзе, Ю.Г. Решетняк, Г.П. Акилов и другие. Эти люди оказали огромное влияние на будущего ректора, стали для него примером не только как выдающиеся специалисты в своей научной области, но и как талантливые преподаватели. «А.В. Бицадзе и сыгравший положительную роль в моей судьбе С.А. Тересов, при всех сложностях их характеров, были очень корректными людьми: никогда не заставляли студентов и аспирантов “играть под себя”, всегда уважительно относились к ним, оберегали их самостоятельность», – вспоминает Владимир Николаевич. Такой подход Врагов считал принципиальным, и этого стиля старался придерживаться сам.
После защиты диссертации Владимир Николаевич был назначен ученым секретарем Института математики, а затем, в рамках «партийной дисциплины» – проректором НГУ. Деятельность в рамках это должности была очень насыщенна, интересна для Врагова, за 15 лет он успел поработать с четырьмя знаменитыми ректорами.
Начал он свою работу с академиком В.А. Коптюгом. Как вспоминает Врагов, его отличало стремление к системности и к самой тщательной проработке всех деталей любого дела. Именно сдержанности, целеустремленности и твердости характера научили будущего ректора годы сотрудничества с Коптюгом. Затем ректором НГУ стал академик А.П. Деревянко, которого отличал тонкий дипломатический склад характера, и Врагов сожалел, что недостаточно долго проработал с этим человеком. Годы сотрудничества с академиком В.Е. Накоряковым Владимир Николаевич отмечал как очень активные. Этот ректор был человеком «бури и натиска», умеющим добиваться своего, преодолевая все бюрократические преграды. Работа с академиком Ю.Л. Ершовым была отмечена укреплением университетских традиций: доверие к членам команды, ориентация на самостоятельные зоны ответственности, – а также началом «электронной» эры в университете.
Параллельно с проректорской работой Владимир Николаевич занимался и преподавательской деятельностью. Достижения его студентов – результат, который он особенно ценит, говоря о тех годах. И действительно, есть чем гордиться, – 56 кандидатских диссертаций и 8 докторских.
Начало ректорской деятельности Врагова в 1993 году совпало с непростым периодом в истории нашей страны. Происходящие события коснулись и университета. НГУ стоял на пороге неизвестности. Всем было понятно, что изменения необходимы, но как они будут происходить – никто не знал. В те годы руководству НГУ приходилось принимать непростые решения. Но Врагов был уверен, что удастся сохранить традиционный университетский дух, остаться классическим, академическим вузом.
В те времена многие вузы пошли по пути «гонки» за деньгами. Требование к качеству подготовки снижалось, а платных мест становилось все больше (в некоторых вузах их количество доходило до 70%, что по тем временам было абсолютно непривычно и даже «дико»). Врагов считал, что это недопустимо, выступая против увеличения объема коммерческого образования в НГУ. «Это отказ от традиций социальной справедливости, столь важной для нашего университета!», - считал он.
Удержаться на плаву университету было очень непросто. Случалось, что НГУ в течение нескольких месяцев не получал из бюджета финансирования даже на оплату коммунальных услуг. Чтобы спасти ситуацию, необходимо было увеличивать количество «контактов»: искать связи в Москве, в администрациях города, области. Врагов связывался с выпускниками НГУ, среди которых были и промышленники, и бизнесмены. «Таким образом, - вспоминает Владимир Николаевич, - удавалось существенно обновить химическое оборудование, развивать компьютерные классы, решать вопросы социального характера: тогда в НГУ появился детский садик». Ректору приходилось решать вопросы, которыми он раньше не занимался, например, так называемой системой взаимозачетов. Был случай, когда руководство университета получило через Минобороны несколько вагонов автомобильных шин из просроченного госрезерва – пришлось обменять на технику для компьютерных классов. К таким ситуациям, конечно, никто не был готов, но обстоятельства вынуждали академиков заниматься и такими вещами.
Для университета время, когда Врагов занимал пост ректора, ознаменовалось введением большого количества новых специальностей и отделений. И было вызвано это не прихотью нового ректора, а потребностями реформирующегося общества, которые Врагов всегда принимал во внимание. В бурно меняющейся России девяностых по-другому выжить было невозможно.
Когда в середине 1990-х по всей Сибири стали открывать бизнес-школы, Врагов понял, что интерес абитуриентов к «чистой» экономике упадет, конкурс на экономический факультет НГУ понизится. Тогда в университете открыли отделение экономического права, где стали готовить уникальных специалистов – юристов-экономистов. Расчет оказался верным, и уже в первый год конкурс на отделение был очень высок – 7 человек на место.
Свое предложение открыть специальность «востоковедение» Врагов аргументировал геополитическим положением Новосибирска. Ректор понимал, что после распада СССР началось становление новой системы международных отношений, и в будущем сотрудничество Сибири и восточных стран будет только крепнуть, понадобятся высококвалифицированные специалисты, которые будут не только профессионалами в своей области, но и смогут прекрасно разбираться в языке, культуре, экономике стран, с которыми они работают. Открытие отделения научной журналистики ректор объяснял потребностью СО РАН в журналистах, которые будут обеспечивать коммуникацию между обществом и наукой. Также в НГУ было открыто медико-биологическое отделение. Врагов видел для выпускников этого отделения весьма долгосрочные перспективы. Не удалось Владимиру Николаевичу открыть отделение религиоведения в университете, которое способствовало бы диалогу между наукой и религией как фундаментальными институтами культуры.
В сложные девяностые образование порой уходило на второй план – в первую очередь приходилось думать о том, как выживать. По стене в ректорском кабинете шла широкая щель метра на два или три, из щели дуло. Кругом была разруха. Врагов не дал ей стать смертельной. Благодаря своему уму, удивительной контактности и еще более удивительной работоспособности он спас НГУ.

Маргарита Забродина. Удержаться на плаву. // НГУ: вчера, сегодня, завтра. Воспоминания. Очерки. Интервью: Литературно-публицистический сборник / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2009.


[<<] [<] [>] [>>]