[Список Лекций] [Воспоминания о Реме Ивановиче Солоухине] [Физфак НГУ] [<<] [<] [^] [>] [>>]

Воспоминания о Реме Ивановиче Солоухине

Физфак НГУ

ФФ на Ноябрьской демонстрации

Пожалуй, мы были не совсем правы. Когда ограничили сферу увлечений Солоухина одним спортом. Было еще одно сильное увлечение: ФФ НГУ. … Особым же вниманием пользовался студенческий лабораторный практикум по физике. Сам блестящий экспериментатор, прекрасно чувствовавший роль эксперимента в естествознании, он хорошо понимал все значение лабораторных работ, лекционных демонстраций при изучении физики. Так называемая «крайде-фюзик» («меловая физика», как ее величает немецкая профессура) не «переваривалась» им органически. Поэтому с физического практикума, с кабинета лекционных демонстраций он буквально не спускал глаз. Один из принципов, на которых строился педагогический процесс в университете, - максимальное совмещение ряда дидактических задач при подготовке специалиста-исследователя. И физический практикум нацеливался не просто на экспериментальное иллюстрирование курса физики, экспериментальное познание природных закономерностей. Одновременно он должен был познакомить студентов с современной исследовательской техникой в естествознании, с современными приемами и методами физического эксперимента, развить у них «вкус» к эксперименту и экспериментальному мышлению, приучить к теоретическому осмыслению полученного в эксперименте результата. И здесь университет отходил от «классических» педагогических канонов высшего образования. Изучавшие физику студенты любых специальностей начинали свое знакомство с лабораторией не с традиционных работ по механике, поставленных классиками еще во времена оны ( в дальнейшем они вообще были убраны), а с занятий в так называемом, измерительном практикуме. Он не привязывался непосредственно к лекционному курсу. Его задача – практическое освоение как современных методов измерений, принятых в физическом эксперименте, так и той аппаратуры, на которой эти измерения осуществляются в научно-исследовательской практике… Большинство таких задач разрабатывалось заново на базе тех идей и экспериментов, которые ставились в научных лабораториях НИИ СО АН. Два примера. В мире еще только появлялись первые исследовательские установки по ядерному магнитному резонансу , а в практикуме в упрощенном варианте такая работа уже функционировала. Изначально практикум задумывался не как нечто застывшее, а как очень мобильное образование, динамично откликавшееся на то новое, что возникало в научных исследованиях. Поэтому Рем Иванович был принципиальным противником громоздких и дорогостоящих установок. Аргумент при этом был, что называется, «железным». Стоит, считал он, один раз завести такую установку, как она начнет диктовать практикуму тактику поведения, придумывать работы под нее, а не наоборот…

Все решали люди, энтузиасты своего дела. Немало сил вложил в развитие практикума его первый заведующий. Тогда еще молодой выпускник МФТИ, а впоследствии член-корреспондент АН УССР Владимир Михайлович Кудинов. К разработке физических демонстраций , а с уходом В.М. Кудинова на научную работу в Институт гидродинамики и к руководству всем практикумом был привлечен проректором очень перспективный, по словам Р.И. Солоухина,, экспериментатор – тогда еще молодой кандидат наук, а впоследствии доктор наук и директор одного их крупнейших внедренческих НИИ – Академгородка Владилен Федорович Минин. Мастерами и энтузиастами своего дела были и технические работники лаборатории. Такие, например, как А.С. Юрковский, Г.Г. Гудзь и другие. Кстати, и университетские мастерские создавались именно как экспериментально-производственные. Их главной задачей было обслуживание любых запросов практикумов при разработке и постановке экспериментальных работ. Естественно, что по подчиненности они относились к ведению проректора по научной и учебной работе. И так было весь период проректорства Рема Ивановича. Он просто боялся выпустить мастерские из своих рук. Резонно полагая, что их немедленно завалят хозяйственной «текучкой»…

Энтузиасты высматривались и в академических НИИ. Типичными были две модели. Руководство ФФ, кафедра общей физики, на которой работали физики из разных институтов , наконец сам проректор, хорошо знали, какие интересные пионерские исследования проводятся и готовятся в НИИ. Из них обычно и отбиралось то, что могло пригодиться для студенческого практикума. Соответствующие группы, обычно из числа научной молодежи, получали предложение во внерабочее время сконструировать и отладить упрощенный вариант аналогичной установки для университета. По другому варианту сами энтузиасты приходили с соответствующими предложениями…

С физическими практикумом и демонстрациями ассоциируются у нас и те Дни открытых дверей, которые проводил тогда для школьников молодой университет. Это был период, когда наука явно лидировала по шкале престижности профессий у выпускников средних школ. А среди всего комплекса наук предпочтение отдавалось физике и математике. Еще бы! И та и другая были героями дня – за атомные исследования , за кибернетику. За вычислительную технику. Блестящие ученые, прекрасные популяризаторы науки академик Сергей Львович Соболев и профессор Юрий Борисович Румер рисовали перед мысленным взором молодежи захватывающие дух перспективы научных достижений. Стоило посмотреть, как, затаив дыхание, слушала их переполненная аудитория. Только глаза светились ярким пламенем вдохновения. Затем наступало время демонстраций. В этой же аудитории свои хитрые «чудеса» природных превращений являли физические демонстрации. Затем наступало разделение. Претендентов в математики уводили в Институт геологии – полюбоваться на «чудо века» - вычислительный «монстр», ламповую машину М-2. Заставленный машинными стойками огромный зал чуть ли не во весь первый этаж институтского здания , таинственная пляска сотен подмигивающих лампочек – все это производило впечатление, гипнотизировало и завораживало. Куда до этого нынешним персональным компьютерам, умещающимся на краешке письменного стола!...

Претенденты же в физики разбредались по лабораториям физического практикума, продолжали смотреть различные демонстрации в них, пытались что-то делать сами. Впрочем, сами лаборатории, с их мощными и буквально ломящимися от приборного и технического оснащения столами, уже производили неизгладимое впечатление. Слишком разительно отличались они от того, что видел школьник даже в прекрасно оснащенном физическом кабинете родной школы…

Идущая от Р.И. Солоухина традиция поддерживать практикум в постоянной форме продолжается и поныне. В 80-е годы в университете прошло Всесоюзное совещание заведующих кафедрами механики ведущих вузов страны. И эти взыскательные эксперты, пристрастно и въедливо познакомившись с практикумом. Дали очень высокую оценку поставленным в нем работам. Активно знакомятся с практикумом преподаватели физики сибирских вузов, тиражируя какие-то элементы его опыта у себя. С активизацией международного научного общения появился и еще один критерий эффективности и значимости философии физического студенческого практикума в НГУ. Выпускники ФФ (да и других университетских специальностей, занимавшихся в физических лабораториях), приходя в лучшие научные лаборатории мира, немедленно включаются в исследовательскую деятельность. Как правило. Их экспериментальная подготовка вполне соответствует как приборному оснащению, так и исследовательским методикам, применяемым в них…

Литература: Лисс Л.Ф., Меледин Г.В. . Брать ответственность на себя. Наука. Академгородок. Университет. Воспоминания. Очерки. Интервью. Вып.1. Новосибирск, 1999. С. 171-185.

[<<] [<] [^] [>] [>>]