[Список Лекций] [Воспоминания о Реме Ивановиче Солоухине] [Работа над учебными планами] [<<] [<] [^] [>] [>>]

Воспоминания о Реме Ивановиче Солоухине

Работа над учебными планами

Заседание Ученого совета НГУ

Конечно, в учебном процессе было много «текучки», но первое крупное дело, которое следовало решить, касалось учебных планов всех университетских специальностей. Получив разрешение Минвуза строить подготовку специалистов не по типовым для всех университетов страны, а по индивидуальным учебным планам (такое право имели немногие самые выдающиеся вузы страны), НГУ начал свою работу по примерным прикидкам без строго разработанных программ подготовки специалистов на весь цикл обучения. С точки зрения обычной бюрократической нормы это было более чем ужасно, чуть ли не преступно. Тем более что индивидуальные планы утверждались на самом высшем для вузов уровне – союзным министром высшего образования. Напоминания о необходимости представить, наконец, эти документы шли из обоих министерств – союзного и республиканского – непрерывно. И вот, отработав некоторый стандарт текущих дел, учебная часть университета. Специально созданные методические комиссии факультетов (в составе ведущих ученых Академгородка, крупнейших специалистов в своих отраслях науки) и деканы вплотную занялись этой проблемой…

Создавался не просто очередной университет. Разрабатывалась новая концепция подготовки специалистов на базе современного состояния всего комплекса наук. Надо было не просто распределить часы по курсам – надо было разрабатывать совершенно новые курсы. И не только по тем дисциплинам, которые впервые вводились на тех или иных специальностях (а таковых было немало), но и по, казалось бы, давно устоявшимся, классическим курсам. И ученые Академгородка брались именно за это дело, смело ломая устоявшиеся традиции и выводя подготовку специалистов на уровень переднего края науки. По существу, создавалась новая философия университетского образования.

Возглавляя по своей должности общеуниверситетскую методическую комиссию, состоявшую из маститых ученых, Рем Иванович должен был проявить и выдержку, и такт, и умение находить компромиссы. В самых сложных ситуациях приходилось подключаться и Илье Несторовичу Векуа. Всегдашней своей мудростью, спокойной уравновешенностью он умел гасить не в меру разгоравшиеся страсти. Компромисс, в конце концов, всегда находился к обоюдному удовлетворению спорящих сторон. Вся эта работа заняла целый учебный год. В конечном итоге планы были не только составлены, утверждены Учеными советами факультетов и университета, но и получили «зеленый свет» в министерстве. Об этом ректор специально договорился с тогдашним первым замом союзного министра, который без проволочек и утвердил их. Так НГУ обрел официальное право работать по собственному разумению. Особо надо сказать, что в живой университетской практике эти планы стали отнюдь не догмой, а некоторым общим ориентиром. Каждый год на многих специальностях в них вносились какие-то перемены. Но делалось это уже не по чьей-то личной прихоти, а после специального рассмотрения и решения ученого совета соответствующего факультета. Так появилось представление о рабочих учебных планах по курсам на конкретный учебный год. Иногда на специальности не было даже двух курсов студентов, которые строго следовали бы одному и тому же набору и последовательности дисциплин. Университет активно экспериментировал и тем самым не застывал на месте, а непрерывно готовил почву для дальнейшего совершенствования подготовки специалистов.

Литература: Лисс Л.Ф., Меледин Г.В. . Брать ответственность на себя. Наука. Академгородок. Университет. Воспоминания. Очерки. Интервью. Вып.1. Новосибирск, 1999. С. 171-185.

[<<] [<] [^] [>] [>>]