[Список Лекций] [Воспоминания о Реме Ивановиче Солоухине] [Компетентность и преданность делу] [<<] [<] [^] [>] [>>]

Воспоминания о Реме Ивановиче Солоухине

Компетентность и преданность делу

Первый выпуск студентов НГУ (1963 г.)

Несмотря на то, что университет не страдал от избытка кадров, существовало «железное» правило: брать только достойных. Это был тоже принцип формирования Академгородка. А вот «пропустить» претендентов через себя (даже на обслуживающие и вспомогательные должности) – это было делом проректора. Особых ошибок при этом не было. А уж если претендент прошел оценку, принят и получил свой участок работы, то полное доверие, никакой опеки. Умение доверять ответственным за то или иное дело – это тоже черта собранности: не «сгребать» все на себя, не задыхаться в ворохе бумаг… Каждый отвечает за свое. А проректор не забывает спросить результат, проверить исполнение, если надо – поправить. Все мы были тогда молоды (как и сам проректор) и смело, даже нахально брались за разрешение непрерывно возникавших проблем. Но иногда казалось, что на ответственный участок работы выдвигается слишком молодой человек, не накопивший еще соответствующего педагогического и даже простого житейского опыта. «Ничего, - товечал он на сомнения некоторых в эффективности такого решения, - он (она) человек моторный, а их там надо расшевелить». А «расшевелить» надо было «стариков», которым едва перевалило за тридцать. И действительно, «моторный» человек, еще не нахватавший шишек на житейских перекрестках и потому еще не успевший обзавестись «спасительной « осмотрительностью, гордый оказанным ему доверием, смело брался за дело. Появлялся фейерверк идей, иногда «безумных». «Завихрения» умело и не обидно отсекались, и дело приобретало новое ускорение. И ценился человек по его делам, по его преданности университету.

Компетентность и преданность организации – это те черты, которые особенно импонировали проректору…

... Люди, которые «тянули», были преданы делу и университету, не только ценились как работники, они вызывали к себе у проректора теплое, можно сказать, любовное отношение. И он не забывал их , даже уйдя на работу на работу в Минск . Где бы ни происходила случайная встреча – в московской ли гостинице или Толмачевском аэропорту – всегда приветливая улыбка, крепкое рукопожатие и расспросы: что там в университете, как с личными делами… Не боялся он и отстаивать нужного и перспективного, по его мнению человека, по какой-то причине вызвавшего гнев «сильных мира». И очень гордился, когда удавалось это сделать и сохранить для университета полезного работника.

Очень тактично умел Рем Иванович, при необходимости, поправлять своих помощников. Вот характерный эпизод. Первый год в новом корпусе университета не испытывал особых трудностей с помещениями. Распределены они были, особенно по бюрократическим структурам, очень экономно. На этом настаивали и ректор и проректор. Достаточно сказать, что отдельные кабинеты имелись только у ректора и двух проректоров. Весь остальной руководящий и чинный люд размещался по нескольку человек в кабинете. Максимум помещений отдавалось под аудитории для занятий, по возможности уплотнялись даже практикумы, и часть специализированных помещений выводилась в резерв. Однажды какая-то из «структур» «положила глаз» на такое пустующее помещение и получила согласие учебной части на его занятие. Какими-то неведомыми путями это немедленно стало известно проректору. Приехав на работу, он тут же вызвал к себе опрометчивого руководителя и непривычно строго спросил: «Это Вы разрешили тем-то занять такое-то помещение? Почему?» Ссылка на то, что помещение все равно пустует, не помогла, и последовала такая тирада: «Да понимаете ли Вы, что впереди новый большой прием на первый курс? Что в следующем учебном году возникнет дефицит аудиторного фонда, а их уже из этого помещения не выселишь? Пойдемте». На этом «внушение» провинившемуся заканчивается, стремительный поход в спорное помещение и решение вопроса: распоряжение проректора расширившемуся подразделению немедленно возвратиться на прежнее место. Здесь стоит обратить внимание не только на разъяснительный стиль учиненной «головомойки» и умение видеть проблемы, но и на то, что самую неприятную и трудную в этот момент миссию – переселить обратно несостоявшихся «захватчиков» - он взял на себя. И в то же время он публично показал, что некоторые вопросы жизни университета могут решаться только на его проректорском уровне, чтобы никому и в голову не приходило искать некие «обходные» пути.

Литература: Лисс Л.Ф., Меледин Г.В. . Брать ответственность на себя. Наука. Академгородок. Университет. Воспоминания. Очерки. Интервью. Вып.1. Новосибирск, 1999. С. 171-185.

[<<] [<] [^] [>] [>>]