[Список Лекций] [Илья Несторович Векуа] [Университетские годы] [<<] [<] [^] [>] [>>]

Илья Несторович Векуа

Университетские годы

Университетские годы

В 1925 году Илья Несторович становится студентом физико-математического факультета Тбилисского государственного университета. В тот период на физико-математическом факультете Тбилисского университета лекции читали известные уже тогда своими научными трудами А. М. Размадзе, Н. И. Мусхелишвили, Г. Н. Николадзе и А. К. Харадзе. Студент-старшекурсник Илья Несторович руководит работой студенческого научного кружка, который сыграл определенную роль в жизни студентов-математиков. В это же время он работает в Грузинской геофизической обсерватории, сначала в Тбилиси, а потом, более длительное время, в Карсанской магнитной обсерватории.

Он увлекался геофизикой и даже решил углублять свои знания в этой области. Был командирован в Москву в аспирантуру Института математики. Но по настойчивому совету К. А. Сулаквелидзе, тогдашнего директора обсерватории, знавшего его по Тбилисскому университету, едет в Ленинград и поступает в 1930 году в аспирантуру Физико-математического института Академии наук СССР.

В Ленинграде И. Векуа начал работать под руководством академика А. Н. Крылова, который являлся директором Физико-математического института имени В. А. Стеклова. О первой встрече с этим замечательным ученым Илья Несторович рассказывает: «Мне очень повезло. Я встретился с русским ученым и замечательным человеком, академиком Алексеем Николаевичем Крыловым. Он согласился быть моим научным руководителем. С волнением переступил впервые порог его кабинета, не будучи уверен, найдет ли ученый время, чтобы побеседовать со мной. Но, к моему удивлению, Алексей Николаевич встретил меня ласково, беседовал довольно долго на разные темы, как со старым знакомым, в этом сыграла роль его природная доброжелательность, присущяя ему широта кругозора, и рекомендация Николая Ивановича Мусхелишвили. Его, как я убедился впоследствии, Алексей Николаевич очень уважал. Он спросил меня: знаком ли я с исследованиями Николая Ивановича? К сожалению, о работах Н.И. Мусхелишвили я не имел достаточно ясного представления и пришлось сознаться в этом. Не знаю, какое это произвело впечатление, но Алексей Николаевич посоветовал основательно с ними ознакомиться. Он дал некоторые свои работы и небольшую книгу одного иностранного автора, «Прочитайте, и будет хорошо, если на семинаре расскажете содержание. Думаю, что эта работа представит для вас несомненный интерес».

По дороге домой я решил подготовить реферат для семинара как можно быстрее. Книга иностранного автора показалась мне написанной на немецком языке. Вооружившись немецко-русским словарем, я приступил к чтению. Но о, ужас! — книга оказалась ни немецкой, ни французской и ни английской. В конце концов установил, что написана на голландском языке. Я не знал, что делать: признаться в своем невежестве или постараться все же как-нибудь разобраться в содержании. Не имея никаких навыков в чтении научной литературы на иностранных языках, я не мог, несмотря на отчаянные усилия, разобраться в содержании работы. Поговорил с В. И. Смирновым (ныне академиком), объяснив ему положение. «Да, да, это ужасно», — сказал он со свойственным ему участием и добавил: — Может быть, вы возьмете статью на аналогичную тему из немецкого журнала?»

Статья была весьма содержательной и интересной. Примерно в течение недели я написал реферат, а Алексею Николаевичу признался, что подготовил доклад не по книге, а по статье немецкого автора. Он одобрил, и я выступил в первый раз в своей жизни с докладом на научном семинаре перед выдающимся учеными. На этом семинаре, кроме Алексея Николаевича присутствовали И. Смирнов и находившиеся тогда в Ленинграде мой учитель Н. Мусхелишвили. Он сказал, что доклад понравился. С этого момента я почувствовал внутреннюю уверенность в себе, поверил в свои силы и начал систематически заниматься наукой».

В Ленинграде Илья Несторович сформировался как математик, стал автором ряда значительных научных трудов. К этому периоду относятся работы И.Н. Векуа по вопросам кручения брусьев и стержней, исследования по теории распространения упругих волн в бесконечном слое с параллельными плоскими границами. Последние легли в основу его кандидатской диссертации, защищенной позже, в 1937 (в то время у нас в стране диссертации еще не защищались).

[<<] [<] [^] [>] [>>]